Благотворительный фонд "Наследие" существует уже почти 20 лет. Он был создан по инициативе Анны Керефовой, которая руководствовалась стремлением помочь детям, попавшим в разные кризисные ситуации. О благотворительности как об общественной деятельности и личном выборе рассказывает председатель фонда Анна Керефова.

- Расскажите про фонд "Наследие"?

- Фонд "Наследие" - это негосударственная, некоммерческая организация, которая реализует программы помощи детям, попавшим в кризисные ситуации. Наша деятельность финансируется исключительно за счет благотворительных пожертвований частных лиц и организаций.

- Каковы основные задачи фонда?

- Основные задачи фонда: создание условий для полноценного развития детей-сирот и детей из неблагополучных семей, обеспечение условий их адекватной интеграции в обществе, социальной и личной самоорганизации; оказание помощи педагогам и родителям в работе с детьми из неблагополучных семей; оказание социально-психологической помощи детям из малообеспеченных семей и семей, находящихся в трудной жизненной ситуации; повышение уровня жизни и социальная реабилитация детей-сирот и детей из неблагополучных семей, которые в силу своих физических и интеллектуальных особенностей испытывают затруднения в реализации своих прав и защите своих законных интересов; повышение качества организации досуга детей.

- Расскажите, почему Вы решили взяться за такую общественную деятельность?

- Мне приснился сон, что я должна собирать детей, и утром, когда прошлась по проспекту Ленина, увидела очень много грязных, ободранных детей, стоящих около торговых центров. Они стояли и попрошайничали. Я тогда обратилась с просьбой предоставления помещения к председателю фонда культуры Владимиру Ворокову. Он, прослушав, выделил помещение, и таким образом дети начали приходить туда. Очень повезло, что там был санузел, что играло немаловажную роль, так как дети приходили туда с улицы грязные, немытые, нестиранные, и благодаря нашей встрече они научились там обслуживать себя. Так проводилась профилактическая работа.
Дети приходили и нюхали клей. Я не знала, какую методику подобрать, чтобы отучить их от разных вредных привычек. Я тогда начала вслух молиться вместе с ними, ведь молитва - это настрой. Девочки и мальчики начали вместе со мной повторять молитвы. В дальнейшем, наблюдая за выражением их лица, я поняла, что это нужная методика в данном случае, и что ее можно применять и в будущем. И через несколько дней решила сделать перерыв, чтобы посмотреть на реакцию детей. Они на меня смотрели и повторяли сами про себя какие-то фразы. Я тогда поняла, что им нужно это в будущем, так как они запомнили и извлекли из этого что-то.
Поскольку ребята спали в компьютерных и игровых залах, я распределяла их в церкви, приюты, в монастырь. Я вывозила их в горы. Однажды, когда мы приехали из Приэльбрусья, ребята устроились на работу, некоторые вернулись в школу и доучились. Не зря многие монахи уходят в горы для того, чтобы преобразить себя и принять жизнь такой, как она есть.

- Чем в настоящее время занимается фонд "Наследие"?

- Я раньше собирала этих детей по подвалам, по улицам, и они за собой вели подобных. В кабинете, где мы обосновались, они убирали, стирали, читали, играли в шахматы, в спортивные клубы ходили, на танцы. В тот период я водила их на стадион, на футбол, на различные виды борьбы, стараясь их вовлечь, заинтересовать чем-то. В настоящий момент я сейчас разъезжаю по интернатам республики и везу им теннисные столы, различную спортивную атрибутику. Ежегодно ребята с удовольствием приезжают на соревнования по настольному теннису, которые я ежегодно устраиваю на детском стадионе. А в общем, форма помощи детям абсолютно разная. Это послеоперационный уход в больнице за больными, это книги, в которых нуждаются некоторые дети. Помощь абсолютно разносторонняя: кого-то в санаторий надо устроить, кого-то в лагерь и т.д. В общем, жить их жизнью, помочь им по мере надобности.

- А как у Вас обстоят дела с финансированием?

- Финансирование, конечно же, скудновато, но хочется, чтобы люди, которые знают то, чем я занимаюсь, могли бы мне доверять. Фонд до сих пор функционирует, значит, нужно смело и решительно совершать какие-то действия в плане финансов. Года 4 назад в Приэльбрусье состоялся семинар, где собирались йоги, и там один человек, который, услышав, что я занимаюсь с детьми, не проверяя, очень доверчиво взял реквизиты, и по мере возможности в течение 4 лет перечисляет деньги на наш фонд. Этот человек из Москвы. Из местных спонсоров хотелось бы отметить Альберта Назранова, который на протяжении нескольких лет оказывает финансовую помощь, также большое спасибо Мухаммеду Тлехугову. Конечно, хотелось бы, чтобы на счету у фонда была постоянно определенная сумма, чтобы в нужную минуту можно было воспользоваться этими средствами: накормить детей, вывести их на соревнования, кого-то проведать в больнице, кому-то одежду купить. Разве мало проблем? Спасибо тем, кто помогает, кто видит, чувствует, болеет за наш фонд.

- Со стороны властей оказывается какая-нибудь помощь?

- Нет, никакой помощи со стороны властей не оказывается. Я обращалась неоднократно к Главе КБР Арсену Канокову. Мы ездим по всем интернатам республики, и очень тяжело передвигаться без автомобиля. Я обращалась 6 раз к Главе КБР, чтобы он предоставил нам какое-нибудь транспортное средство. Я понимаю, он - деятельный человек, дай Бог ему здоровья и сил справиться со всеми задачами, которые ежедневно у него возникают. Но я мечтаю, как и любой человек, пока живу, надеюсь, надеюсь на то, что многим детям я еще смогу помочь. У нас есть сайт. Этот сайт открыл и подарил нам житель Республики Северная Осетия - Алания Виталий Дедегкаев. Благодаря ему, я думаю, что фонд будет процветать. Все наши работы выкладываются на сайт, и каждый может посмотреть и увидеть, чем занимается фонд и куда уходят собранные средства.

- Что Вы делаете, чтобы дети доверяли Вам?

- Находясь среди них, я где-то пытаюсь вести себя как ребенок. Нужно быть ребенком, говорить на их языке, не предавать их взглядов, и в то же время не забывать и о своем возрасте, об опыте, взглядах, о культуре и традициях своего народа. Я как мирный воин в пути, Бог дает мне возможность действовать, и я совершаю эти поступки.

- А какие планы у Фонда на нынешнее лето?

- В конце этого месяца мы планируем провести соревнования по разным видам спорта. Там будут участвовать не только дети из нашей республики, но и дети из СКФО. Эти соревнования вроде Малых кавказских игр. У нас проводились Малые кавказские игры среди наших детей, а теперь в планах пригласить детей из соседних республик. Огромную благодарность хотелось бы выразить бизнесмену Аниуару Валерьевичу Чеченову, который уже оказал нам финансовую помощь по проведению северокавказского турнира по настольному теннису "Наследие".

- А в соседних республиках имеются аналогичные фонды?

- В Дагестане есть такой фонд под названием "Дагестан без сирот". Мы встречались с представителем этого фонда в позапрошлом году. И, конечно, в работе этого фонда активное участие принимают чиновники. Поскольку я созванивалась с Виталием Дедегкаевым, и он, увидев работу, которую я провожу, присоединился, потому что ему понравилась форма и организация моей деятельности. Все построено четко: планы, идеи и их реализация. И все фиксируется на фото и аудио и выкладывается на сайт. У меня есть книга под названием "Я так думаю", которую я написала. Эта книга, можно сказать, форма отчета, она и как повествование, и как художественная литература. В ней очень много фактов о том, как я работала с детьми.

- А были случаи, когда фонд не мог помочь какому-то ребенку? Просто не получалось оказать помощь в силу каких-то причин?

- Нет, если я пообещала, например, мальчику из Крем-Константиновки 7-томник Гарри Поттера, и к Новому году привезти у меня не получается из-за проблем с транспортом, то я привезу его в марте. Если есть какая-то задача, то она обязательно реализуется. Конечно, все в пределах разумного.

- Есть сложности, которые хотелось бы преодолеть?

- Хотелось бы иметь помещение, так как зарегистрирован мой домашний адрес. И, конечно же, финансовая сторона, хотя со стороны это выглядит очень скучно и банально, когда мы все об этом говорим. Но без денег невозможно что-то делать. Спасибо тем, кто помогает, кто видит, чувствует, слышит.

- Скажите, сколько человек работают в фонде?

- Фонду около 20 лет. Как мы зарегистрировались - 5 лет. В фонде задействованы 6 человек. Они по мере возможности составляют отчеты, ездят в интернаты.

- В дальнейшем дети, которые подросли и устроили свою жизнь, поддерживают с Вами отношения?

- Да, мы поддерживаем отношения. Расскажу случай, как из колонии освободился парень, который жил с девушкой. Я отвела их в мечеть и зарегистрировали брак, ведь это чистота. Кто-то приходит из армии и навещает меня. Девочка родила, я ходила в роддом. Я общаюсь не только с детьми, которых я опекала, но также с детьми моих подопечных.

 

Оригинал статьи: